До трех лет у ребенка вообще отсутствует понятие жадности. А вот позже жадность может проявиться, а может и нет. Почему? Потому что жадность — это нравственное качество, а значит, оно либо привито, либо нет родителями, их примером. Иначе говоря, «что посеешь, то и пожнешь».

Как же вести себя, столкнувшись нос к носу с упорным нежеланием ребенка делиться? Рассмотрим несколько типичных ситуаций.
Ситуация 1. Ваш сын или дочь не изъявляют желания одолжить свою машинку  другому ребенку. Ну не хочет он, и всё тут! Что делать?

На самом деле чувство собственности вполне здоровое явление, поэтому отдать свою игрушку другому – означает отдать частичку себя. Поэтому тут надо......возрастными особенностями малыша. Известно, что к трем годам у ребенка начинает формироваться игровая деятельность, поэтому крохе нужно показать, в чем выгода  игрушечного обмена. Как правило, все малыши с некоторой долей зависти смотрят на чужие игрушки, которые, как им кажется, всегда лучше. Вот на этом-то и можно сыграть. Приложите все свои актерские способности, расхвалите эту заветную машинку, как «чудо техники». А потом предложите ребенку совершить обмен. Можно сказать следующее: «Видишь, дорогой, какая замечательная игрушка у Вани. У тебя такой нет. Зато у тебя есть не менее замечательная машинка, а у Вани нет. Так почему бы вам на время прогулки не поменяться своими игрушками?».

Но ни в коем случае не нужно отнимать у ребенка игрушку и протягивать ее другому. Вы можете предложить ему поменяться, высказать ему свои пожелания на этот счет, но не говорите ему, что он жадный или нехороший. В конце концов, игрушка малыша — это его собственность. И никто не вправе посягать на нее, если он сам этого не захочет.
Ситуация 2. Ваше чадо единолично слопало шоколадные конфеты. На ваш вопрос: «А почему ты ни с кем не поделился?» получаете вполне разумный ответ: «Он сам не захотел». Хотя другое дитя громким ревом свидетельствует об обратном.

Нотации о том, «как плохо быть жадным», на ребенка младше пяти лет вообще не оказывают никакого влияния. Ну не может он этого понять. Зато если вы попытаетесь объяснять, основываясь на образах, то гораздо быстрее достигнете желаемого результата. Понятнее всего малышу, конечно, образ из сказки: «Как ты думаешь, как бы Буратино разделил этот пирог? А как это сделал бы Карабас-Барабас?». Малыш, растущий в психологически здоровой обстановке, естественно, отождествляет себя с Буратино, то есть с положительным героем. Если же ребенок отождествляет себя с Карабасом, значит, «не все в порядке в датском королевстве». Возможно, крохе постоянно по поводу и без повода твердят о том, что он жадный и плохой. Он уже к этому привык. Поэтому Карабас для него ближе, чем Буратино.

Кстати, на каждую ситуацию в жизни можно подобрать образ из сказки. Поэтому психологи рекомендуют читать детям побольше разных книг. В них обязательно должны быть и отрицательные персонажи, чтобы ребенок смог наглядно понять, «что такое плохо», и положительные, чтобы знать, «что такое хорошо». Но если вы вдруг захотите поиграть с образами, говоря о жадности, ни в коем случае не берите за пример книгу Астрид Линдгрен «Карлсон, который живет на крыше». Представьте себе, как бы этот «мужчина в самом расцвете сил» разделил пирог? А ведь вряд ли кому-нибудь придет в голову назвать его отрицательным персонажем.
И главное, ничто так не действует на ребенка, как ежедневный пример в лице собственных родителей. Если малыш видит, что вы испытываете радость от того, что делитесь или дарите что-то другим людям, поверьте, рано или поздно он начнет подражать вам. Ведь маленькому человеку так хочется быть похожим на своих маму и папу.

Подготовила Евгения Мадагаева